разводится из-за скайпа

Звонила сейчас мать ученика, очень злая, кричала. Обвиняет меня в том, что разводится с мужем.
С сыном ее, школьником, я занималась три раза. Женщина позвонила в ноябре, сказала, что рекомендовали меня общие знакомые. Сказала, что надо подготовить ребёнка к ОГЭ. Предложила приезжать к ним за город, в частный дом. Я сказала, что далеко не выезжаю, или привозите парня ко мне, или будем заниматься по скайпу. Два урока я провела, мальчик пользовался ноутбуком матери. Своего у него нет, чтобы от учёбы не отвлекался, телефон кнопочный. Потом три занятия было пропущено. Мать написала, что уехала, ребёнок пароль на ноуте не знает, урок отменяется. Потом ещё два раза она писала, что не вернулась. На четвёртый раз я сказала, что или беру на место мальчика кого-то другого, или пусть ищут выход из ситуации, можно воспользоваться папиным девайсом, например. Или пусть она скажет пароль мужу, и тот войдёт в её ноут. Женщина сказала, что муж свои девайсы никому не доверяет. Она свои тоже супругу не доверяет. Потом подумала, дала все-таки ему пароль, мы с сыном позанимались, а папа потом всю ночь читал мамину переписку. Ну и разводится с ней теперь, че.

новый формат

На самом деле с групповыми курсами онлайн дело обстоит так. Три четверти из записавшихся и оплативших на уроках не присутствуют, а потом просят прислать видеозапись.
Поэтому придумала новый формат, для интровертов и прогульщиков. В новогодние праздники сама запишу Курс 25 (это курс для самых начинающих, элементарная грамматика строится на основе 25 глаголов, 25 прилагательных и 25 существительных). В январе начну продавать с комплекте с домашкой и двумя индивидуальными уроками с преподавателем (с собой то есть). Буду демпинговать. Посмотрим, как пойдёт. Я бы сама такой курс купила, кстати. В групповых мероприятиях люблю участвовать только в качестве ведущего)

тетрадь для записи слов

Смотрела видео иностранца, преподающего английский в России. Он достал где-то советскую тетрадь для записи иностранных слов (помните, маленькие такие были) и издевался, что у нас старшее поколение не знает английский, потому что учили язык, записывая слова в эту тетрадочку.

Ну, старшее поколение не знает иностранные языки по ряду причин. Тут все в комплексе — и государственный строй, и отсутствие доступа к живым источникам языкам, и ужасные учебники, и непонимание, зачем иностранный язык нужен, если все равно никогда не поедешь в другую страну. Вот это все сформировало в головах поколений барьер, который нельзя разрушить сразу. Железный занавес давно в прошлом, а у людей, рождённых в советское время, до сих пор сложности с другими языками.

Вернёмся к записи иностранных слов. Я считаю, записывать новые слова, и желательно записывать их рукой, — один из лучших способов запомнить какую-то часть из них. Все новые слова запомнить сразу невозможно. Если учите двадцать слов, отлично, если в голове уляжется пять. Остальные слова в данном случае служат катализатором, фоном, помогающим запомнить небольшую часть.
Тетради для записи слов были разлинованы на три столбика. Посередине нужно было писать транскрипцию. На самом деле это только мешает. Если учить ещё символы транскрипции иностранного языка, что советские учителя очень любили, точно не останется желания знать язык. Так что, если есть такая потребность, записывайте русскими буквами, как слово читается.

Вообще интересно, как учили иностранные языки в послевоенное время и в семидесятые — восьмидесятые годы прошлого века в школах на Западе. Какое методики считались самыми действенными? Кто может рассказать?

улучшайзинг

Терпеть не могу, когда занимаются улучшайзингом того, что и так нормально.
Столько лет пользовалась вебинар-платформой ClickMeeting, для групповых онлайн-уроков она идеально подходила. Доска для подачи материала, для запоминания новых тем — очень нужный инструмент. Лучший способ объяснить тему — говорить и писать\печатать одновременно. Студент тогда больше концентрируется, мозг начинает работать. Подготовленная заранее презентация тоже неплохо, но она не должна занимать весь урок. ClickMeeting сделал новую версию вебинаров и отключил старую. Новая покрасивее, но я там должна печатать маленькими буквами в крошечном окошке. Программа постоянно изменяет слова на какой-то бред. They у них становится hey. Call превращается в all. Когда я печатаю в окошке, у меня на доске появляется текст, а у студентов нет. То есть они только слышат, что я говорю. Текст у них появляется позже, когда выхожу из окошка.
Вчера сделала запись первого урока Сухой грамматики, который пропустила из-за Гошиной травмы, посмотрела — жуть. Ещё и стук клавиш очень громкий, раньше у них аудиозапись хватала только мой голос, но они там тоже улучшили, и слышно любой шорох и звук.
Теперь ClickMeeting подходит только для записи коротких видеороликов с презентацией. На какую платформу для групповых занятий переходить?

французские супруги

Про учеников вот ещё.
Однажды написала дама, что ей меня рекомендовали. А она ищет учеников своему супругу, который русский, много лет живёт во Франции, отлично говорит по-французски, и у него наконец высвободилось время заняться английским.
Занимались мы с этим супругом по скайпу. Он был похож на персонажа фильма про красивую жизнь. Седые кудри до плеч, подкрашенные брови, вечный загар, прямая спина, расстегнутый ворот, платиновая фенечка на шее, аккуратные ногти. Мы живём в частном доме, рассказывал супруг вначале во время урока, а потом в электронных письмах. Через пять занятий они с женой начали писать мне электронные письма. Каждый писал по два-три раза в день, иногда ещё ночью, если им не спалось. Вначале меня это удивляло, потом забавляло, потом стало раздражать. Супруги будто соревновались в эпистолярном жанре, кто искуснее, интереснее, красочнее опишет историю их знакомства, вспыхнувшую страсть и совместную жизнь. Интимных подробностей в письмах не было, но я знала, во сколько супруги проснулись утром, и что они пили утренний кофе за столиком в саду, наслаждались октябрьским солнцем и пением редкой птицы. Потом они читали друг другу стихи французских поэтов, потом катались на лошадях, а на обед у них был салат с трюфельным маслом, и так далее, и так далее. Супруги не работали — он женился много лет назад на богатой французской вдове, та умерла спустя два года, он получил наследство, и решил делать только то, что приносит удовольствие. Много лет менял женщин, не мог ни с кем ужиться, пока не встретил в Москве (поехал увидеть школьных друзей) её. Ей было сорок семь, на три года моложе его, взрослая дочь, она через неделю сказала да, и больше они не расставались.

Я много раз спрашивала — зачем вы мне все так подробно рассказываете?
— А вам разве неинтересно? — искренне удивлялись супруги.
— Вы всем знакомым пишете письма? — Я пыталась понять масштаб.
— Не всем, но многим, — отвечали они.
Когда стало невыносимо, я сказала, что мы прекращаем занятия, потому что это черт знает что.
Супруги обиделись. Год молчали. Потом пришло письмо от супруги — они разводятся, все было наоборот: она когда-то вышла замуж за французского вдовца, он умер, она много лет жила одна, потом привезла из Москвы мужчину. Он очень стеснялся того, что живёт за ее счёт, и они обманывали новых знакомых, рассказывая, что богач он, а не она. Французский у него никак не шёл, решили, что пойдёт английский. Английский тоже не пошёл, да и вообще, все не пошло, дрянной оказался мужик, она сейчас встречается с тренером из спортзала, хочу ли я, чтобы она рассказала о нем?

Не знаю, сложилось ли у неё с тренером, научился ли он писать письма, слышит ли он пение птиц по утрам.

Хотя, может, и тренера никакого не было, и супруги были не супругами, и не было у них дома во Франции. Просто такие странные люди. В окошечке скайпа я видела только абстрактную картину за спиной супруга.

барменша

Однажды я преподавала английский персоналу отеля. Руководство решило, что английский у работников никудышный, надо этот вопрос решить, и проще всех научить, чем обновить штат.
Была одна большая группа, где у всех был одинаковый, низкий уровень, но кое-как объясниться могли. В этой же группе были работники ресторана, который располагался на первом этаже отеля. Поварам заниматься не разрешили, хотя они простились, — повара трудились на кухне и с гостями не пересекались.
Кроме группы, были устроены персональные занятия для двух человек — метрдотеля и барменши Ксюши. Метрдотель хорошо говорил по-английски, он закончил школу с уклоном. В общей группе ему было скучно. Вообще парень был толковый, уехал потом на Кипр и устроился в огромную гостиницу, в которой останавливались богатые русские.
Барменша Ксюша была очень красивая. Думаю, на неё положили глаз все лица мужского (а, может, и не мужского) пола в руководстве. Поэтому ей разрешили персональный график. Ну, и группу Ксюша не потянула бы. Она очень старалась, но ничего не могла запомнить. Во время урока казалось, что вот-вот у Ксюши в голове щелкнет механизм, и она выдаст элементарную английскую фразу. Но — к следующему уроку Ксюша забывала все напрочь. Начинали с чистого листа. Ксюша расстраивалась и даже пару раз плакала.
Мы занимались два раза в неделю, в одиннадцать утра. Ксюша всегда была с яркой помадой на пухлых губах, в белой накрахмаленной блузке, мужском чёрном галстуке и в чёрном барменском фартуке. Предлагала смешать мне коктейльчик. Я отказывалась, Ксюша серьезно говорила, что зря, у неё лучшие коктейли в Москве. Даже обижалась слегка.
Я думала, что Ксюшу увезет из отеля и страны заморский гость, и будет она жить в большом доме с бассейном, лениться по утрам, готовить коктейли вечером — для мужа и его друзей, жарящих на решетке куски ароматного мяса.
Но Ксюша влюбилась в нового официанта. Быстро, через два месяца после знакомства, вышла замуж. Официант убедил её продать двухккомнтаю квартиру, оставшуюся в наследство от родителей. Молодожёны уехали в глушь устраивать ферму, разводить баранов, кроликов и кур. Ксюша вернулась в Москву спустя четыре года, с ребёнком. Жила по подругам. Звонила мне, рассказала, что муж бил ее по субботам, для профилактики, несмотря на то, что она была хорошей, правильной женой. Муж отрастил бороду, не пил, и коктейли были под запретом. Ксюша хотела начать карьеру барменши заново, спрашивала, буду ли я с ней заниматься, когда она устроится на работу и начнёт получать зарплату. Потом Ксюша встретила музыканта, собирающегося на Алтай — жить там в поселении творческих людей и наслаждаться природой. Они уехали втроём — он, Ксюша и ксюшин сын, и больше я про неё ничего не слышала.

учебники

Я могу работать с учениками без учебников. Текст и задания любой сложности могу сама составить. Лексика у меня в голове на блоки разбита, нет никакой необходимости подсматривать в списки слов на определённую тематику. Но — так как учеников у меня много, а времени свободного мало, приходится пользоваться учебными материалами. Был бы один ученик-олигарх, была бы я у него на ежемесячной зарплате, все задания придумывала бы и подгоняла под него индивидуально. Ну, может, видео и оригинальные тексты брала бы иногда из интернета.