nature or nurture

Можно бесконечно спорить на тему Nature or Nurture (природа или воспитание).

Если глобально — я за второе.

Но.

За шестнадцать лет преподавания я встречала и встречаю хороших, воспитанных, умных, образованных, живых, интересующихся детей. А гениальных, детей-вундеркиндов, было всего трое. С родителями двоих из них я поддерживаю связь в социальных сетях. Не спрашивала разрешение рассказывать подробно, поэтому скажу только, что родители работающие, бабушки-дедушки помогают мало, над детьми никто не стоял с учебниками, не заставлял читать, не делал с ними домашнее задание. Совершенно удивительно, откуда у школьников такие глубокие знания и умение ими вовремя воспользоваться, откуда эта взрослость суждения, как они существуют среди сверстников, а не в научной лаборатории или в правлении банка.

Про одну девочку расскажу. Наверное, можно. Много лет прошло. К сожалению, не знаю, как сложилась ее судьба.

Убогая съемная квартира. Комната и кухня. Кавказская семья. Мама торгует на рынке. Папа не пойми чем занимается. Куда-то ходит, возвращается иногда днем, иногда ночью. Если днем, ложится в костюме и остроносых ботинках на кровать, говорит дочери, чтобы принесла обед. Смотрит телевизор, пачкает супом кровать. Потом выпивает граненый стакан вина. Валится спать, храпит. Мы с девочкой под его храп занимаемся. Урок заканчивается, папа просыпается, отряхивает от хлебных крошек костюм, выходит за мной в подъезд и предлагает провести ночь в гостинице. Я отказываюсь, он не настаивает и пропадает до следующего раза. Девочка идет в сад за братьями. Дома играет с ними. Приходит с рынка мать, кричит на детей, спрашивает, где отец, уходит его искать. Девочка готовит ужин, кормит братьев, купает их перед сном. Читает сказки. Мальчики засыпают.

Однажды она мне позвонила в полночь. Плакала, что страшно — мать напилась, взяла кухонный нож и пошла искать отца, чтобы зарезать. Девочка очень просила приехать и не вызывать милицию.

Я приехала — она на полу кухонном сидит, а вокруг картонные коробки из-под фруктов. В коробках книжки. Очень ей книжную полку хотелось — папа каждый день обещал купить и прибить.

Так вот — я не понимаю, как в такой обстановке можно было читать и учиться. Как, когда, почему. Казалось, этот двенадцатилетний ребенок знал все. Ее приглашали на олимпиады для одиннадцатиклассников. Ее стихи печатали во взрослых журналах. Она знала курс йены к британскому фунту на прошлой неделе. Она помнила, в каком году Бунин написал этот рассказ. Она знала английский (не учила, а знала, мы с ней просто разговаривали на языке). Учила французский, испанский и китайский. Хотела стать врачом.

Это было более десяти лет назад. Компьютер у девочки был — большой и шумный. Большую часть информации она могла получать из интернета. Но получить и сохранить информацию в голове — не одно и то же.

Они как-то внезапно собрались и уехали из Москвы домой. Папа вляпался в нехорошую историю, надо было бежать.

Тут  nature оказалось сильнее nurture.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s