рок

Десять лет назад был у меня ученик Максим — не работал, восстанавливался после травмы. Хотел уехать из России, начать жизнь заново. Насчет страны не определился, поэтому учил сразу несколько иностранных языков. Говорил, что языковые упражнения помогают переключиться от мыслей о прошлом. Сейчас Максим живет в Мексике, до этого жил в Аргентине, с женой познакомился там же, она тоже русская, из маленького сибирского городка. Двое детей у них. Мы на днях списались — Максим разрешил рассказать свою историю.
Максим был третьим ребенком в семье советской элиты. Оба деда, партийные чины, приезжали в гости на черных чайках с личными водителями. Отец бывал в загранкомандировках, привозил детям джинсы и жвачку. Лето проводили в ведомственных санаториях. Рыбалка, катамараны, вечером кино и шарики сливочного мороженого, посыпанные шоколадной крошкой. Мама числилась где-то научным сотрудником, но по факту почти не работала.
Счастье закончилось, когда Максиму было восемь лет. Родилась младшая сестра. Ее не планировали, родителям было за сорок, мама поздно поняла, что беременна. Роды были преждевременные и стремительные, девочка родилась с ДЦП. Назвали ее Мариной. Когда была совсем маленькой, казалось нормальной, а потом, в два года, в три — лежала, не двигаясь, голова всегда повернута в одну сторону, по подбородку стекали слюни. Мама уже не занималась, не интересовалась другими детьми. Старшая дочь поступила в институт — Максим помнит, как все ее поздравляли, приехали родственники, открыли бутылку шампанского, а мама сидела рядом с маленькой кроваткой, раскачивалась из стороны в сторону, смотрела на происходящее безучастным взглядом.
Марина умерла в четыре года. Мама после похорон каталась по полу и выла, ее забрали в больницу, через полгода она вернулась тихая и молчаливая, повесилась в спальне. Следующим был 91-й год, сложный, деды, слава богу, остались при своем, при квартирах, дачах и хороших пенсиях, отец потерял работу, занялся бизнесом, что-то там закупал оптом, продавал, нанял двух братков для охраны и умер от инфаркта. Максим жил у деда, сестры жили в родительской квартире — одна уже заканчивала институт и вечерами работала, вторая поступила на вечерний, работала днем. Максиму казалось, школа и зима вечные, тоска, туман, голые деревья, морок.
Потом, вроде как, все наладилось. Максим тоже учился в институте и работал ночами. Когда сдал госы, средней сестре диагностировали рак. Сгорела за полгода. Максим понял, что за ними идет охота. Злой рок или еще какие силы хотят уничтожить весь род. Остались две мишени — он и старшая сестра. Сестра эта удачно вышла замуж за очень богатого человека, который устроил Максима к себе. Максим получал огромные деньги и тратил их легко на короткие поездки в Европу и Турцию, на ночные клубы, дизайнерскую одежду, женщин, выпивку и кокаин. Мужу сестры ставили бесплодие, но они упорно пытались зачать. Мотались то в Америку, то в Израиль, то в одну клинику, то в другую. Максим знал, что бесполезно — у их рода не будет продолжения.
Сестра разбилась на машине. Спешила по скользкой дороге в аэропорт, собирались к очередному светиле медицины. Ну вот и все, сказал себе Максим, теперь твоя очередь. Два года пил, ждал. Потом одним вечером разогнался на машине, вцепился в руль, не повернул, влетел в столб.
Туннеля не было. Были огни, потолок, голоса. Когда в больнице к Максиму вернулось сознание, он понял, что пронесло. Его оставили жить.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s