обнуление

Вспомнила историю.
Давно было, во времена ЖЖ. Я там познакомилась с женщиной. Вернее, это она со мной познакомилась, часто комментировала, а потом пригласила на чашечку кофе или стопочку водки.
В общем, мы иногда выпивали в общепите или у нее дома, не вдвоем, а всегда ещё с людьми из ЖЖ.
Женщину мы называли по имени-отчеству, Верой Петровной, потому что она была старше всех нас, и потому что при первом знакомстве всегда так представлялась.

Вера Петровна приехала в Москву из далёкого города. Приехала обнуляться. Она никогда не рассказывала, но намекала, что там, на родине, случилось что-то страшное, что-то почти непереживаемое, и ей ничего не оставалось, как бросить все и бежать в большой город, начать жизнь с чистого листа, постараться забыть, затоптать прошлое.

Вера Петровна была переводчиком. Переводила техническую литературу с английского и немецкого. Тогда уже это была удаленка (удаленка была, а слова такого не было). Вера Петровна ездила в контору раз в неделю. Работала дома, в плотно зашторенной комнате, курила перед мерцающим экраном. Тогда ещё можно было курить дома, и соседок Веры Петровны (она снимала одну из трёх комнат в квартире на Бабушкинской) совершенно это не раздражало. Одна из соседок, сорокалетняя коммунистка, украсила свою комнату гипсовым Лениным и бархатным красным знаменем. Она работала фельдшером на скорой и никогда не брала у пациентов деньгами, только продуктами. Когда мы пили, она приходила с коробкой конфет или пакетом яблок, или зефиром, или домашней бужениной. Садилась скраю, быстро напивалась и ругала капиталистов.
Вторая соседка, тихоня, никогда не пила. Вернувшись вечером с работы, проскальзывала к себе и сидела тихо, как мышка. Вера Петровна говорила, что она не пользуется общими санузлом и кухней, и непонятно, где и как она питается, писает и моется.

Однажды мы с подружкой приехали к Вере Петровне выпить, договаривались заранее, но дома ее не оказалось. На наши настойчивые звонки в дверь долго никто не отвечал, потом открыла сонная после ночной смены фельдшер.

– Нету Веры, – сказала она, – съехала. Завтра новая соседка въедет.


И нигде больше Веры Петровны не было — ЖЖ заморожен, телефон заблокирован. Забыли мы ее скоро.

А потом, когда уже много лет прошло, написала мне в вотсап женщина, попросила позаниматься с ней английским.
В Зуме я увидела Веру Петровну, с красивой прической и интересными интерьерами. Оказалось, что имя у нее другое, и теперь живёт она в Америке, а до того жила в Питере, был у нее богатый муж, три дочери, и однажды она решила уехать от них, начитаться книг, пожить чужой жизнью и вернуться полностью обнуленной и счастливой. Поехала почему-то не на Гоа и не в Непал, а просто в Москву, и так отдохнула, как никогда в жизни не отдыхала. Никаким переводчиком она не работала, языков не знала, просто сидела и читала с монитора, ждала, когда к ней вечером гости придут.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s